Министр национальной экономики Куандык Бишимбаев обсудил с членами комитета сената по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству законодательные поправки по вопросам конкуренции.

В обсуждении также приняли участие представители Комитета по регулированию естественных монополий и защите конкуренции (КРЕМЗК), Национальной палаты предпринимателей (НПП) и отраслевых бизнес-ассоциаций.

Отметим, в сентябре правительство поручило разработать новый закон об антимонопольном ведомстве с четкой регламентацией и порядком его работы. Законопроект прошел первое чтение в Мажилисе. Теперь свое слово должны сказать сенаторы, но, считают они, было бы полезно обменяться мнениями с разработчиками законопроекта и экспертами.

Министр нацэкономики Куандык Бишимбаев напомнил о недавно введенных новых инструментах антимонопольного регулирования, таких, как возможность введения государственного ценового регулирования сроком не более 180 дней на отдельных рынках в исключительных ситуациях, и предстоящей отмене реестра монополистов, чего нет в странах ОЭСР. Как пояснил позже в ходе дискуссии глава КРЕМЗК Серик Жумангарин, пилотный опыт такого метода антимонопольного регулирования уже реализуется в Мангистау, где недавно на 180 дней были введены ценовые ограничения для газа, отпускаемого с Казахского газоперерабатывающего завода после резкого скачка цен. Кроме того, законодательно внедрены понятия «картель», «уведомление о наличии в действиях субъекта рынка признаков нарушения». Также вступили в силу предписания государственным органам с целью развития конкуренции.

В рассматриваемом в Мажилисе законопроекте расширяется применение института уведомления, он распространяется на недобросовестную конкуренцию и на злоупотребление доминирующим положением. «Прежде чем применять какие-либо действия, у нас теперь появляются механизмы медиации. То есть мы можем до того, как наказывать предпринимателя в открытом режиме, с ним обсуждать все те действия, которые ведут, возможно, к нарушению законодательства о конкуренции», — пояснил Бишимбаев.

«Мы отказались от ценового регулирования с 1 января почти по всем регулируемым рынкам. Их было 47, после анализа всех товарных рынков решили сохранить ценовое регулирование еще в 4 сферах, которые, на наш взгляд, более чувствительны. Это железнодорожный транспорт, электроэнергетика, газоснабжение и авиационные услуги, то есть услуги аэропортов. В сфере электроэнергетики сохраняется ценовое регулирование на розничные продажи электроэнергии, то есть мы можем влиять на те цены, которые платит потребитель, непосредственно население. Еще одна сфера для регулирования — это газоснабжение, здесь мы также регулируем розничную цену, которую будет платить домовладение или потребитель. На рынке аэропортовых услуг регулирование сохраняется по пяти видам — это предоставление телескопического трапа, предоставление рабочего места для регистрации пассажиров, обработки грузов, обеспечение ГСМ, предоставление в аренду помещения аэропорта, используемых в целях обеспечения перевозочного процесса. Четвертый блок – это железнодорожный транспорт, здесь мы в целом сохраняем регулирование», — рассказал Бишимбаев.

По данным пресс-службы КРЕМЗК, по этим четырем товарным рынкам предлагается сохранить ценовое регулирование ориентировочно до 1 января 2020 года, обозначив их общественно значимыми.

«Все монополисты не из-под никакого регулирования не уйдут. Они будут также утверждать свои тарифы в нашем комитете (КРЕМЗК – ред.). Что касается доминантов, то мы просто меняем подход к регулированию их деятельности. Он сейчас построен на большей ответственности самих доминантов за свои действия. То есть мы, отменив реестр, практически перестали требовать от них постоянно уведомления, обращения и сдачу информации. Но, если будут жалобы от населения, то штрафы, соответственно, предусмотрены тоже очень высокие», — отметил глава миннацэкономики, отвечая на вопрос одного из сенаторов.

Говоря о перспективе выравнивания цен на газ во всех регионах Казахстана, Куандык Бишимбаев сообщил со ссылкой на стратегические планы министерства энергетики о том, что, скорей всего, это произойдет в течение десятилетия, а не ближайших двух-трех лет. Причем это будет зависеть не только от тарифной политики «Казтрансгаз», но и перспективы функционирования новых магистральных трубопроводов, таких, как Бейнеу-Бозой.

Комментируя вопрос о регулировании цен на продукты, министр национальной экономики рассказал, что после заседания правительства две недели назад, по поручению премьер-министра внутри ведомства готовятся новые законодательные поправки. В случае их утверждения специалисты КРЕМЗК, представленные в местных органах власти, получат возможность присматривать за наценкой, формирующейся на региональных рынках, в частности, базарах, торговых центрах, и сглаживать резкие ценовые скачки в рознице для доступности продовольственных товаров для населения. Также в планах ведомства — подготовка регулирующих документов для местных властей, которые дадут им полномочия для мониторинга, анализа, раскрытия наценки торговых объектов с правом выяснения обстоятельств резкого повышения цен и размера маржи в рознице. В случае, если наценка будет слишком завышенной, на более чем 25-30%, у специалистов КРЕМЗК будет возможность ценового вмешательства. Эти нововведения будут обсуждаться на следующем заседании правительства. Если их утвердят, то новые законодательные поправки будут направлены в парламент, сообщил министр.

Также, по словам Бишимбаева, после успешной реализации проектов модернизации активов естественных монополий существует потенциал для возможного небольшого снижения тарифных ставок на их услуги, планируемого в министерстве на 2017-2018 годы, так как в них снизится инвестиционная составляющая.

Далее в ходе дискуссии глава КРЕМЗК Серик Жумангарин рассказал о том, что во исполнение правила желтых страниц у отдельных ТОО и АО с участием государства были сокращены виды деятельности.

«У нас очень много АО, ТОО, в основном, с участием квазигосударственного сектора, вы сами знаете, под министерствами — 59 компаний, 70 компаний — в коммунальной собственности. Мы сократили виды деятельности, скажем, запретили им заниматься рекламой, запретили самим открывать столовые, то есть то, чем может заниматься бизнес. Как раз из 652 видов деятельности 346 сократили. Единственное исключение мы сделали для компаний, работающих в Атырауской, Мангистауской, Кзылординской областях. Большие компании — государственные, которые являются дочерними компаниями «Казмунайгаза», где работают сервисные компании, где задействовано несколько тысяч человек. Сейчас, если лишить их видов деятельности, люди останутся без работы. Пока мы отложили процесс до 2019-2020 года, чтобы был постепенный переход», — пояснил глава антимонопольного ведомства.

На данный момент, по информации Жумангарина, такая работа по сокращению видов деятельности проведена у компаний в республиканской собственности на 100%, по коммунальной — на 70% и на 90% — по национальным холдингам. Коммунальные госпредприятия сокращаются по другой программе, уточнил он.

После заседания, отвечая на вопрос www.agmpportal.kz о том, будет ли вводиться валютная индексация тарифов естественных монополий, привлекающих займы иностранных финансовых институтов, Серик Жумангарин указал, что такой нормы в новом законодательстве не предусматривается.

«У нас нет никакого изменения в зависимости от изменения курса валюты, это какая-то ошибка. Это относится, наверное, к действиям министерства энергетики, которое хочет стоимость возобновляемых источников энергии (ВИЭ) корректировать в зависимости от инфляции, в зависимости от изменения курса тенге к доллару. Но этот вопрос пока только рассматривается на сегодняшний день», — подчеркнул он.

«Что касается привлечения займов международных финансовых организаций субьектами естественных монополий, то да, действительно, у нас существует для этих целей исключение. То есть мы стимулируем привлечение сюда зарубежных займов и зарубежного опыта регулирования. И сейчас лидером в этой области является Европейский банк развития, Азиатский банк сейчас заходит. Что это означает? В прошлом году мы совместно с Европейским банком провели исследование, сделали наши предполагаемые изменения в методологию и разработали особый порядок. В этом году начинаем его активно внедрять. В следующем году пилотно на некоторых предприятиях внедрим. При этом особом порядке мы собираемся уйти от затратного метода регулирования, но жестко контролировать прибыль субъекта естественных монополий и амортизацию, которая отправляется на инвестицию и саму инвестиционную программу субъекта», — пояснил Жумангарин.

«Специалисты Европейского банка контролируют не только правильное написание, они вначале осуществляют технико-экономическое обоснование инвестиций, участвуют в разработке ТЭО проекта, инвестиционной программы проекта. У них достаточно большой опыт, они оказывают бесплатное техническое содействие коммунальным компаниям, и в итоге мы в июне следующего года на базе всех этих предварительных исследований зайдем в парламент с новым законом «О естественных монополиях». Старый закон будет полностью поставлен на утрату. Задача нового закона «О естественных монополиях» — внедрить стимулирующие методы тарифообразования, во-первых, а, во-вторых, понять, нужно ли нам после 2020 года дальше наращивать эту тарифную гонку за инвестициями — «тариф в обмен на инвестиции»? Либо мы уже достигли линии насыщения, и сегодняшнего уровня хватает для того, чтобы субъекты естественных монополий проводили модернизацию, текущий ремонт, капитальный ремонт, не повышая своих тарифов. Мы все эти подходы презентовали в июле этого года у премьер-министра, получили предварительное одобрение и сейчас вот разрабатываем совместно с экспертами, коллегами, Национальной палатой предпринимателей, рабочая группа создана, новый проект закона разрабатываем», — сообщил он.

Комментируя заявление Куандыка Бишимбаева о потенциале снижения тарифов естественных монополий, Серик Жумангарин отметил, что такая возможность существует. «У субъектов на сегодняшний день высокие тарифы, связанные с исполнением инвестиционных обязательств и программ. В определенное время инвестиционные программы заканчиваются. То есть субъект брал высокий тариф для того, чтобы использовать их в качестве инвестиций либо заплатить по кредитам, которые он брал на обновление своих фондов и так далее. Когда этот срок закончится, я не могу сказать, что это точно будет 2018 год, инвестиционные обязательства с тарифной сметы, с нагрузки на тариф уйдут. И, естественно, на эту сумму тариф снизится. Мы сейчас перешли на предельные тарифы во всех сферах естественных монополий. Большая часть базовых субъектов в крупных городах уже переведена и у нас, если в прошлом году вклад регулируемых услуг в инфляцию был 1,2%, то в этом году мы прогнозируем 1%, а в следующем 0,7%. То есть у нас пик инвестиций проходит в 2016-2017 годы. После этого – 2017-2018 год, инвестиционная составляющая начинает уменьшаться, а в 2020 году мы должны понять, нужны ли нам новые инвестиционные программы либо инвестиционные программы могут быть написаны в рамках того тарифа, который мы достигнем к 2020 году, и этих средств должно хватить субъекту, чтобы в какой-то определенный долгосрочный период, скажем, 10 лет, то есть растягивать инвестиции на более долгий период», — считает глава антимонопольного ведомства.

В качестве примера снижения тарифов Жумангарин привел прошлогоднее уменьшение отпускных тарифов Экибастузской ГРЭС, которая относится к первой тарифной группе в системе электроэнергетики Казахстана. «Мы с 8,80 до 8,65 уронили цены, это цепную реакцию вызвало, снизился тариф KEGOC, снизились тарифы региональных электрических компаний, снабженческий, соответственно, тариф снизился. Такие процессы происходят на сегодняшний день и объективно они будут происходить только тогда, когда субъект выполнит свои инвестиционные обязательства», — отметил Жумангарин.

Отвечая на вопрос журналистов о том, будут ли тарифы естественных монополий индексироваться на величину инфляции, руководитель КРЕМЗК сказал, что, скорее всего, ежегодное повышение цен на товары и услуги будут учитываться монополистами.

«Дело в том, что вы сами знаете, что субъект естественных монополий такой же хозяйствующий субъект, как и все остальные. Он покупает сырье, материалы, у него работают рабочие, производственный и административный персонал. Цены растут, в этом и суть инфляции. Поэтому говорить о том, что мы не будем учитывать естественный рост цен, не приходится. Реально это всегда будет учитываться, индексация будет делаться. Но в новом законопроекте мы хотим разработать новый стимулирующий метод тарифообразования, то есть это может быть сравнительный метод тарифообразования — сравнивать с аналогичным субъектом, обладающим такой же мощностью, занимающимся таким же видом деятельности. Но на сегодняшний день закреплен затратный метод, который стимулирует субъектов наращивать затраты. В этом главная суть критики в адрес естественных монополий. Говорят, вот берут без конца деньги, непонятно на какие ассигнования, после этого растут тарифы, а воз и ныне там. На самом деле это вот суть затратного метода. Субъект всегда будет наращивать те затраты, которые ему будут позволять нарастить. При этом часто они могут быть неэффективными», — пояснил он.

По информации КРЕМЗК, новый законопроект «О естественных монополиях» будет внесен в парламент в июне 2017 года.

Член комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству сената Асхат Кузеков также прокомментировал перед началом заседания вопрос www.agmpportal.kz о законодательной возможности валютной индексации тарифов естественных монополий.

«Это сейчас действительно актуальная проблема, особенно вот в течение того периода как у нас резко пошла девальвация. Но, с другой стороны, сказать, что я полностью поддерживаю монополистов, нельзя, потому что это приводит, естественно, к увеличению тарифов, цен и всего прочего. Но, с другой стороны, понять монополистов как предприятия, как предпринимателей, тоже нужно, потому что они покупают свои запасные части, скажем, комплектующие, сырье может быть где-то, что-то берут по дорогой цене уже. И поэтому, естественно, они свои затраты закладывают в свою цену, и цены, соответственно, растут в соответствии с курсом к валюте» — отметил он.

«Мы сейчас как раз собрались и обсуждаем вопросы. Эти вопросы тоже стояли на повестке дня. Мы полностью еще не решили, каким образом это все будет в самом законе отображаться, эта норма. Но изменения будут, потому что обсуждение будет не только, это первое наше обсуждение. Еще закон будет обсуждаться и с общественностью, и с общественными организациями. Естественно, их мнение будет доминирующим», — сообщил сенатор Кузеков.

Данияр Сериков