->, Eurasian Resources Group, Новости ГМК Казахстана->В Казахстане предлагают ввести специальную инженерную подготовку

В Казахстане предлагают ввести специальную инженерную подготовку

В компаниях горно-металлургического сектора сетуют на то, что из вузов к ним приходят молодежь с очень низким уровнем знаний и навыков. Как повысить уровень подготовки молодых кадров в ГМК? Опыт самих специалистов, мнения и предложения экспертов — в  нашем материале.

Где взять опыт работы?

Проблему качества выпускников в СМИ и на мероприятиях разного уровня обсуждают нередко. Так, недавно с критикой вчерашних студентов выступил экс-директор по трудовым ресурсам и трудовым отношениям «АрселорМиттал Темиртау» Дмитрий Павлов,  который заявил, что предприятие  испытывает кадровый голод, а между тем «восемь из десяти выпускников казахстанских вузов имеют ноль знаний».
В свою очередь, выпускники жалуются на то, что без опыта работы их не берут на предприятия, но где взять этот опыт, если не на предприятиях? Получается замкнутый круг.

Если проанализировать данные по порталу HeadHunter, в сфере добычи сырья в Казахстане здесь в  настоящее время предлагается 143 вакансии, из них для инженеров — 59, причем, для тех, кто не имеет опыта работы, имеется всего одна вакансия — инженера ПТО с заработной платой в 100 тысяч тенге. В металлургии — 128 вакансий, без опыта работы с высшим образованием  возьмут всего лишь на 3 рабочих места — инженера-конструктора, маркшейдера и инженера КИПиА.

Сами выпускники ищут разные выходы из сложившейся ситуации. Татьяна закончила ВКГТУ им. Д. Серикбаева по специальности «Горное дело» несколько лет назад и считает, что выходом из сложившейся ситуации может стать только практика на предприятиях.

— Из нашей группы устроились по специальности немногие, из девушек — я одна. Считаю, что это произошло благодаря моей практике в лаборатории подземной разработки рудничных месторождений во ВНИИЦВЕТМЕТе. Безгранично благодарна заведующему лаборатории, который взял меня на производственную практику и всему обучил. Работала я, начиная со второго курса. Совмещала работу и учебу. Первое время было очень тяжело, так как работа в проектной организации включает в себя грамотное использование программ, таких как AutoCad, Micromine. В то время, когда я училась, компьютерной грамотности уделяли не много часов. Поэтому начав работу по специальности, я совершенно не умела работать в этих программах. В коллективе освоила AutoCad. На курсы Micromine пришлось пройти обучение дополнительно.
Из остальных ребят из моей группы работают на рудниках 7 человек, кто-то дослужился до высоких должностей, еще один парень работает, как и я, в проектном деле. Девушки по специальности не работают. Устроиться без опыта девушке практически не возможно. Парней берут охотно даже без опыта. Хотя, девушки-геологи принимаются на работу с легкостью и без опыта.
Главная ошибка студентов в том, что они не хотят проходить производственную практику. Многие просто оформляют ее, как пройденную, даже не видя шахты вживую. Это большое упущение. Опыт приходит именно на производстве. Ни в одном университете не увидишь, как и что работает. Как говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Я придерживаюсь этого мнения. Хочу посоветовать нынешним студентам проситься на всевозможные практики, по возможности проходить экскурсии на рудниках. Зарекомендовав себя на производственной практике, легко можно будет устроиться на работу, — уверена Татьяна.

Действовать сообща

В ERG, компании, представляющей треть ГМК, считают, что работодатели должны сами активно участвовать в процессе улучшения качества молодых специалистов.

«Горно-металлургическая отрасль одна из самых технически развитых и постоянно модернизирующихся, и за последние десятилетия требования, как к технологии и оборудованию, так и к персоналу, возросли, — отметили в департаменте по корпоративным коммуникациям ERG. — Острота проблемы качества образования выражается в том, что существуют противоречия между качеством подготовки специалистов и современными потребностями производства. Необходим социальный диалог, осуществляемый в форме сотрудничества – участие в разработке, экспертизе и внедрении государственных образовательных стандартов, помощь учебным заведениям в развитии материальной базы, организация производственной практики, включая дуальную систему образования и трудоустройство выпускников».

Сегодня предприятия Группы сотрудничают с 62 учебными заведениями в регионах своего присутствия в Казахстане. В 2013-2015 годах на предприятия компании было принято более 1 700 выпускников учебных заведений, прошли практику почти 9 тысяч учащихся, около 74 млн. тенге было выделено на поддержку материально-технической базы и более 137 млн. тенге — на стипендии и обучение учащихся. На четырех предприятиях Группы (Казхром, ЕЭК, ШубаркольКомир, Павлодарский машиностроительный завод) внедрена дуальная система обучения, в которой участвуют 260 учащихся вузов и ссузов. На производственных площадках компании проводятся ознакомительные экскурсии для учащихся и стажировки преподавателей.

«Мы уверены, что такое взаимодействие необходимо, и очевидно, что обе стороны заинтересованы в установлении тесных контактов. Предприятия дают возможность учебным заведениям совершенствовать материально-техническую базу, отслеживать меняющиеся требования различных отраслей к специалистам и оперативно корректировать образовательные программы. Это, в свою очередь, способствует повышению конкурентоспособности учебного заведения. А у предприятий появляется возможность, влияя на процесс обучения, получить специалистов, подготовленных по «специальному заказу», — считают в компании.

В ERG также действует интересный проект «Школа мастеров», действующий на АО «ЕЭК» и АО «Алюминий Казахстана». Окончание школы мастеров позволяет рабочим быть назначенными на должность мастера без дополнительной подготовки, стажировки и адаптации, так как все эти стадии обучающиеся проходят при обучении.

У компании имеется ряд предложений, как улучшить качество подготовки выпускников вузов и ссузов. Это  пересмотр образовательных стандартов и программ с учетом оборудования и технологических процессов, применяемых в современном производстве, четкая регламентация соотношения часов и содержания теории и практики, а также создание государственного института повышения квалификации инструкторов-преподавателей горнодобывающей, металлургической и энергетической отраслей. Решение данных вопросов требует тщательного изучения и анализа, который необходимо проводить в тесной связи с государственными структурами и учебными заведениями, считают в ERG.

Практика плюс сертификация

Что же думают об этой проблеме те, кто готовит будущие кадры в сфере добычи и металлургии?

— В настоящее время в процессе подготовки специалистов для ГМК Казахстана, как в прочем, в для других профессиональных областях, накопилось значительное количество нерешенных вопросов, связанных с интенсивными реформами в сфере образования в рамках перехода Казахстана с 2010 года на Болонский процесс, —  считает президент Союза проектных менеджеров Республики Казахстан,доктор технических наук, профессор Алексей Цеховой,долгие годы занимающийся подготовкой специалистов горнодобывающей отрасли в КазНИТУ им. К. Сатпаева.

— Одно из главных противоречий, которое возникло в связи с переходом на новую модель образования, заключается в том, что выпускники бакалавриата не готовы к самостоятельной работе на предприятиях ГМК. Практика показывает, что компетенции горного инженера и управленца в сфере недропользования должны быть тесно связаны с накоплением опыта управления в сложных условиях производственного процесса и, как правило, в экстремальной среде. Поэтому даже окончившие вуз с отличием бакалавры, не имеющие навыков организации производственных процессов и не участвовавшие в решении сложных производственных вопросов, при трудоустройстве рассматриваются как лица, не обладающие достаточными профессиональными компетенциями, — говорит эксперт.

На прошедшей недавно Международной научно-практической конференции  «Устойчивое индустриально-инновационное развитие: тренды и технологии» профессор Цеховой предложил рассмотреть возможные механизмы подтверждения профессиональной квалификации на основе международных стандартов и критериев.

— Задача заключается в простом вопросе — как вставить в эту цепочку существующей модели подготовки недостающий элемент – блок специальной инженерной подготовки. То есть обеспечить бакалавру после двух-трех лет работы на предприятии возможность пройти специальную инженерную подготовку и профессиональную сертификацию.

Сегодня в мире наиболее известны две модели двухуровневой подготовки инженеров. Это американская модель инженерного образования и подготовки специалистов в области техники и технологий и модель, которую использует континентальная Европа в рамках Болонского процесса. Так, чтобы получить статус «профессиональный инженер» в США и в ряде других стран, после бакалавриата нужно поработать по специальности не менее семи лет, а потом пройти лицензирование и сертификацию. В Европе бакалавр должен проработать по специальности не менее четырех лет, а потом пройти сертификацию и получить статус «европейский инженер» в профессиональных сообществах инженеров. Для магистрантов опыт работы перед сертификацией сокращается до двух лет.

— На пути присоединения к Болонскому процессу мы не обратили внимание на один очень важный этап подготовки профессиональных специалистов. Вузы присваивают выпускнику только академическую степень и естественно, что во всем мире такой специалист не воспринимается как профессионал, — говорит Цеховой. — Для того, чтобы им стать, он должен обрести определенный опыт и пройти соответствующую профессиональную сертификацию. В приведенных выше моделях такую сертификацию проводит не государство, а профессиональные сообщества. Только после прохождения такой сертификации фамилия выпускника попадает в Международный регистр профессиональных инженеров.

Казахстанское профессиональное сообщество, по словам профессора, стоит перед выбором: идти по пути создания своей казахстанской самостоятельной ассоциации или примкнуть к одной из международных ассоциаций, формирующих регистры профессиональных инженеров.

Цеховой предложил две модели подготовки профессиональных инженеров в сфере ГМК в Казахстане. Первый вариант реализуется по схеме: бакалавриат, работа по специальности в течение 3 лет и специальный блок инженерной подготовки на базе одного из вузов, далее — независимая сертификация с присвоением статуса «профессиональный инженер». Второй вариант предусматривает бакалавриат, двухгодичную магистратуру, работу по специальности в течение одного года, блок инженерной подготовки и процедуру сертификации.

Профессор обратил внимание на то, что обязательно нужно разработать и внедрить систему стажировок на горно-металлургических и нефтегазовых предприятиях преподавателей, ведущих инженерную подготовку, а также ввести международную практику для инженеров, чтобы специалисты могли направляться на предприятия дальнего зарубежья или в станы СНГ.

— Присвоение статуса «Профессиональный инженер» должно осуществляться независимым аттестационным комитетом, который целесообразно создать при Республиканской Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий, По нашему мнению, в состав Независимогоаттестационного комитета (НАК) должны войти представители работодателей,госорганов и профессиональных инженерных ассоциаций. — говорит Алексей Цеховой.

Таким образом, и работодатели, и представители вузов, и сами выпускники понимают, что ключом в улучшении качества образования является практика. Остается только разработать и внедрить такие механизмы, чтобы практика превратилась из формальности в эффективное производственное обучение, и все стороны получили бы от этого реальную выгоду.

Мария УМАРОВА

 

2016-10-26T12:16:58+00:00Октябрь 26, 2016|ArcelorMittal Temirtau, Eurasian Resources Group, Новости ГМК Казахстана|Комментарии к записи В Казахстане предлагают ввести специальную инженерную подготовку отключены