Ряд проблемных вопросов, возникающих в правоприменительной практике со вступлением в силу Кодекса РК «О недрах и недропользовании», поднял заместитель исполнительного директора АГМП Ербол Закариянов в своем выступлении на выездном заседании Комитета по аграрным вопросам, природопользованию и развитию сельских территорий Сената Парламента Республики Казахстан, прошедшем в г. Актобе.

— Принятие Кодекса «О недрах и недропользовании» имеет огромное значение для дальнейшего развития и модернизации горнодобывающей и нефтяной отраслей Казахстана. Кодекс, как ожидается, будет способствовать улучшению инвестиционного климата, повышению транспарентности в сфере недропользования, придаст дополнительный импульс ускоренному развитию геологоразведки, — подчеркнул он.

По словам заместителя исполнительного директора ассоциации, в числе вопросов, которые беспокоят недропользователей, — земельный. Согласно статье 32 Земельного кодекса РК наличие контракта на недропользование является основанием для незамедлительного оформления земельного участка. В связи с чем недропользователи, заключив с уполномоченным органом контракт на недропользование, обращаются в местные исполнительные органы по месту нахождения земельного участка с ходатайством о предоставлении им прав на земельный участок для добычи полезных ископаемых в пределах горного отвода.

Однако на практике зачастую возникают ситуации, когда земельный участок под горным отводом уже занят, — предоставлен физическим или юридическим лицам в частную собственность или землепользование.

Согласно статье 16 Земельного кодекса, к компетенции местного исполнительного органа относится принудительное отчуждение земельных участков для государственных нужд при обнаружении и под разработку месторождений полезных ископаемых.

Однако в соответствии с пунктом 5 статьи 84 Земельного кодекса, не может быть признано принудительным отчуждением земельного участка для государственных нужд любое отчуждение, преследующее коммерческие цели негосударственных юридических лиц и цели удовлетворения негосударственных интересов, либо иное отчуждение, не вытекающее из целей осуществления государственных функций и не преследующее общественно значимые цели. Кроме того, из Кодекса «О недрах и недропользовании» исключены пункты об изъятии у частного собственника или землепользователя земельного участка при предоставлении прав на земельный участок для целей недропользования недропользователю.

В связи с чем недропользователю приходится самостоятельно проводить переговоры с землепользователем или собственником земельного участка (заключать соглашение), по вопросу сдачи государству земельного участка или части земельного участка, который расположен на горном отводе, для дальнейшего оформления земельного отвода недропользователем.

Ранее расчет убытков и компенсации при изъятии земельных участков производился РГП «Научно-производственный центр земельного кадастра» по заявке заинтересованных лиц. В настоящее время согласно пункту 3 статьи 166 Земельного Кодекса определение убытков, причиненных собственникам или землепользователям при изъятии земельного участка, а также размер их компенсации устанавливаются соглашением сторон.

— Считаем необходимым разработать нормативный правовой акт, определяющий механизм расчета убытков при изъятии земельных участков по каждой категории земель, и предусмотреть в Кодексе подготовку указанных расчетов только в компетенции уполномоченного государственного органа, — высказал точку зрения Е. Закариянов.

Он предложил внести изменения относительно того, что действие пункта 5 статьи 50 Земельного кодекса не распространяется при разделе земельного участка сельскохозяйственного назначения в целях прекращения прав на земельный участок в пользу государства.

— Кроме того, предлагаем дополнить пункт 4 статьи 32 абзацем о том, что в случае если земельный участок уже находится в аренде, арендатор в обязательном порядке по заявлению недропользователя производит переоформление права землепользования, выделяя участок, необходимый недропользователю, при этом недропользователь компенсирует арендодателю затраты на переоформление земельного участка и убытки в размере 15% от норматива возмещения потерь сельхозпроизводства, определенных в п. 1 ст.105 Земельного кодекса. При поэтапном оформлении земельного участка вышеизложенные действия могут повторяться, пока недропользователь не приобретет право землепользования на объекты и коммуникации, необходимые для выполнения функций недропользования в полном объеме, — продолжил спикер.

Второй вопрос касается ранее предложенной АГМП поправки в Экологический кодекс о повторном размещении отходов, но не получившей своего разрешения.

— В целях сокращения объемов техногенных минеральных образований (ТМО) важно стимулировать предприятия к их переработке, — выразил позицию АГМП спикер. — В сегодняшних условиях перерабатывать ТМО невыгодно, в том числе и потому, что за складирование оставшихся после переработки отходов нужно будет повторно вносить плату за эмиссии, как за первоначальное размещение отходов. Решение этого вопроса требует внесения поправок в действующие Экологический и Налоговый кодексы.

И, в-третьих, в сложном положении оказались компании, ведущие ремонт, строительство автодорог и гидросооружений, которые провели разведку в рамках выданного им акиматами разрешения, но не успели получить разрешение на добычу. Чтобы получить лицензию на добычу, им необходимо направить заявку для включения объекта в программу управления госфондом недр и ожидать, когда это будет сделано. К сожалению, в Кодексе не урегулирован срок рассмотрения заявок, — это может быть месяц, год, а то и больше. В случае если территория, где уже проведена разведка общераспространенных полезных ископаемых (ОПИ), занята другим недропользователем для разведки твердых полезных ископаемых (ТПИ), то объект вообще не будет включен в программу до тех пор, пока он не будет исключен из геологического отвода, — а это опять сроки, хотя ранее совмещать разведку ТПИ и разведку или добычу ОПИ разрешалось. Если проблема не будет решена в ближайшее время, то сложившаяся ситуация может привести замораживанию дорожного строительства, прорыву дамб гидросооружений и т. д. Подобные сложности уже появились у дорожных строителей, и ряда компаний ГМК.

— На площадке АГМП в ходе обсуждения совместно с недропользователями ТПИ мы подготовили 36 поправок с их обоснованием для внесения в Кодекс о недрах и три нормативно-правовых акта к Кодексу. Надеемся, все эти поправки будут рассмотрены и приняты уполномоченными органами, — заключил Е. Закариянов.

Пресс-служба АГМП