До конца текущего года планируется внесение в Парламент РК проекта нового Экологического Кодекса РК, нацеленного на достижение трех важных аспектов: «чистая вода», «чистый воздух» и «чистая земля». Предполагается, что кодекс будет стимулировать недропользователей и промышленные предприятия к внедрению «зеленых» технологий для обеспечения экологической безопасности страны. С принятием документа будет выработана единая экологическая политика. На «круглом столе» «Экологические решения для устойчивой энергетики. Законодательный прорыв», прошедшем в рамках XII Евразийского форума KAZENERGY, представители государственных органов, ассоциаций, НПП РК «Атамекен», предприятий нефтегазового и горно-металлургического секторов высказали свои оценки и рекомендации по решению вопросов экологического регулирования в стране.

— Несомненно, на сегодня индустриальный блок нашего общества понимает, что модернизация экологического законодательства на данном этапе необходима,  и разработка нового Экологического кодекса является своевременным решением, — подчеркнул в своем выступлении заместитель исполнительного директора АГМП Жомарт Алиев, обратив внимание на то, что, с одной стороны, ряд предприятий получил в наследство от Советского Союза устаревшие технологии и оборудование, а с другой стороны, есть предприятия ГМК, соответствующие требованиям ОЭСР. И этот дисбаланс вызывает много вопросов у участников обсуждения проекта Экологического кодекса, редакция которого на сегодня разработана и представлена на обсуждение.

По словам Ж. Алиева, для любой новации необходима определенная степень мотивации. В Концепции проекта Экологического кодекса было заложено, что на внедрение наилучших доступных технологий (НДТ) предприятия будут мотивироваться тем, что экологические платежи не будут поступать в государственный бюджет, — они будут оставаться у компаний. Тем более, что НДТ – это веление времени, общий тренд во всем мире, который уже прошел апробацию, доказал свою состоятельность в дальнем зарубежье, начинает показывать определенные результаты в ближнем зарубежье.

Но предприятия прекрасно понимают, что тот объем инвестиций, который уходил в виде налогов в государственный бюджет, не покроет все издержки на внедрение НДТ. Поскольку осуществление НДТ потребуют больших объемов работ с точки зрения технологичности, капиталозатратности. Если для одних предприятий достаточно замены технологического узла, то на других необходимо будет пересматривать весь технологический режим.

Однако решать вопросы улучшения экологической ситуации регионов, в целом республики по всем видам эмиссий, взвалив это только на плечи блока индустрии, – будет неоправданно, и не принесет ожидаемого экологического эффекта.

— Со стороны государства также должны быть определенные финансовые преференции и экономические стимулы для того, чтобы постараться в максимально короткие сроки, а самое главное – эффективно — повлиять на экологическую составляющую, — убежден спикер. — Потому что это затрагивает целый комплекс вопросов, и все прекрасно понимают, что дисбаланс в окружающей среде влечет за собой очень много других составляющих – здоровье населения, состояние флоры и фауны. И тут нужен комплексный подход.

То, что на сегодня вполне приемлемо, решаемо для ГМК, — может очень больно ударить по другой отрасли экономики. И хотя ясно, что невозможно в Экологическом кодексе для каждого вида отрасли расписать свой путь прохождения того иного процесса, связанного с экологическим государственным регулированием, экологической государственной инспекцией, но, тем не менее, эти моменты необходимо учесть, считает он.

На сегодня эта ситуация становится краеугольной, потому что у любого крупного бизнеса, у крупного игрока, будь то нефтегазовый сектор или горно-металлургический сектор, очень много смежных производств, которые непосредственно очень тонко и сильно завязаны между собой.

— Эти вопросы требуют детального обсуждения. Словом, есть моменты преткновения, есть решаемые вопросы, есть понимание, — заметил Ж.Алиев.

Но, по его мнению, просто оказывая давление на экономический сектор общества увеличенными штрафными санкциями, другими мерами административного, ресурсного воздействия, – в конечном итоге невозможно решить по большому счету ту экологическую проблему, которая на сегодня созрела.

Большой блок вопросов для ГМК связан с техногенными минеральными образованиями (ТМО). Те исторические «кладбища» всех производств горного и металлургического передела, которые предприятия получили в наследство, — ждут своего решения. И одним росчерком пера относить их к отходам и применять к ним жесточайшие санкции – не выход.

— Условно говоря, если взять крупный горно-металлургический комплекс, у которого на балансе имеются большие объемы вскрышных пород, большие объемы техногенных минеральных образований в виде хвостов, шламов, шлаков и в один день перевести их в  отходы и применить к ним жесткие требования по хранению, размещению и перспективному применению – этого сделать просто физически невозможно, нужны комплексные, планомерные и сбалансированные меры по решению этих задач.  Даже если цель благая – снизить влияние на окружающую среду, — подчеркнул Ж. Алиев.

В таких детальных вопросах каждого сектора экономики АГМП, предприятиям необходимо еще плотно и конструктивно поработать с госорганами.

Резюмируя выступление, заместитель исполнительного директора АГМП призвал находить общий консенсус и принимать общее решение с целью достижения главного баланса, — экономики и экологии.

— Мы, как граждане этой страны, понимаем, что нельзя только в угоду экономическому развитию предприятия ставить под угрозу экологическую составляющую, однако подчеркну, что данный подход в полной мере действует и в реверсивном направлении, — заключил он.

Пресс-служба АГМП