Подконтрольная правительству Ботсваны компания BCL Investments должна была выкупить у «Норникеля» 50% долей в никелевом активе Nkomati за $337 млн. Но BCL начала процедуру добровольной ликвидации. Ситуацию осложняет то, что у Ботсваны иммунитет от преследования в иностранных судах, а судиться с правительством страны в местных судах «малоперспективно», пишет «Коммерсантъ».

Российская компания заявила, что будет отстаивать «в судах соответствующей юрисдикции и арбитражных судах» свои интересы по срывающейся сделке. Стороны договорились осенью 2014 года, сделка предусматривала продажу BCL доли «Норникеля» в Nkomati и 85% в Tati Nickel Mining Company (TNMC) за $337 млн. Эта сделка должна была стать крупнейшей в череде распродажи «Норникелем» непрофильных активов.

В апреле 2015 года BCL закрыла сделку по TNMC, но «Норникель» оценивал свою долю там как отрицательную (минус 1,15 млрд руб.), и деньги должна была принести продажа пакета в Nkomati. Еще в июне 2016 года старший вице-президент «Норникеля» Сергей Малышев говорил, что компания рассчитывает закрыть сделку до конца года, а «прибыль по Nkomati будет добавлена к дивидендам за 2016 год, скорее всего, войдет в финальные дивиденды ($1,3 млрд.— “Ъ”)». «Думаю, эта сумма может составить несколько сотен миллионов долларов»,— уточнял господин Малышев.

«Норникель» выполнил все отлагательные условия — последним было согласие департамента минеральных ресурсов ЮАР, полученное в сентябре,— и «предоставил дополнительное время покупателю для закрытия сделки, однако BCL Investments не выполнила своих обязательств», указала в понедельник российская компания. А 8 октября «Норникелю» «из СМИ стало известно о начале процедуры добровольной ликвидации BCL».

Андрей Лобазов из «Атона» полагает, что для «Норникеля» «это не очень приятный момент»: цены на никель сейчас гораздо ниже тех, что были в 2014 году (около $10 тыс. за тонну против $16 тыс.), поэтому найти нового покупателя на долю в Nkomati на таких же условиях будет непросто. Рассмотрение дела в суде — логичный шаг, но наверняка процесс будет небыстрым, неизвестна и предусмотренная договором ответственность сторон за срыв сделки, указывает аналитик.

Руководитель группы международного арбитража и трансграничных споров Goltsblat BLP Юрий Бабичев говорит, что «арбитраж не сможет остановить ликвидацию компании, это могут сделать только национальные суды, поэтому “Норникелю”, вероятно, нужно будет обращаться в суд Ботсваны по месту регистрации BCL и пытаться там затормозить процесс ликвидации, но перспективы такого требования неочевидны». Если же BCL успеет ликвидироваться до принудительного исполнения против нее арбитражного решения, то теоретически «Норникель» может попытаться привлечь к субсидиарной ответственности правительство Ботсваны как владельца BCL, но, по словам господина Бабичева, это будет крайне сложный и долгий процесс, который помимо прочего будет включать поиск активов Ботсваны, не защищенных иммунитетом. «Как суверенное государство Ботсвана обладает иммунитетом от преследования в иностранных судах, а судиться с правительством Ботсваны в национальных судах Ботсваны может оказаться малоперспективным занятием»,— подчеркивает он.